ЗА ЧТО УБИЛИ СТАЛИНА

 

 

Известный современный исследователь Юрий Игнатьевич Мухин в своей знаменитой книге «Убийство Сталина и Берии» блестяще доказал, что незадолго до своей смерти Сталин предпринял новую попытку отсечь партократию от власти, от руководства государством.

 

 

 

Первая попытка, предпринятая в 1937 году, окончилась провалом и вакханалией репрессий, спровоцированных партократией в ответ на демократическую по характеру и сути попытку Сталина путем прямых, тайных выборов на альтернативной основе произвести уже тогда крайне необходимую ротацию правящей элиты.
Вторая же попытка, предпринятая Сталиным после войны, привела к его убийству в результате заговора партократии. Это и есть главный (внутренний) мотив убийства.
И что самое страшное, произошло это в точном соответствии с принципиальными положениями «классиков научно обоснованного» бандитизма во всемирном масштабе. Есть у них такое, внешне кажущееся сугубо политэкономическим выражение: «Вместе с возможностью удерживать товар как меновую стоимость, или меновую стоимость как товар, пробуждает алчность или auri sacrafames, «проклятая жажда золота», как говорил древнеримский поэт Вергилий».
Между тем, в сфере политики вместе с возможностью удерживать власть (товар) как меновую стоимость (то есть как возможность «рулить» государством, причем ни за что не отвечая, но располагая невиданными привилегиями), тождественная «проклятой жажде золота» алчность пробуждает в виде «LIBIDO DOMINANTI», то есть в виде «СТРАСТИ К ВЛАСТВОВАНИЮ».

Причины трагедии
22 июня 1941 года
Когда партократия поняла, что Сталин вновь решил оторвать ее от власти в государстве, то, вспомнив 1937 год, она буквально озверела. После этого Сталину не так много осталось жить. И хотя это главный мотив убийства, но это всего лишь один из четырех мотивов, причем внутреннего порядка.
Кстати сказать, к нему вплотную примыкает еще один, если и не в статусе главного, то очень близко стоящего к такому определению мотив. Дело в том, что после войны Сталин возобновил интенсивное расследование причин невероятной трагедии 22 июня 1941 года в целях установления как сути трагедии, так и тем более конкретных виновников.
Многим наверняка хорошо известны слова Сталина о том, что «победителей можно и нужно судить, можно и нужно критиковать и проверять… меньше будет зазнайства, больше будет скромности». Нередко эти слова Сталина увязывают с делом маршала Жукова, тем более что они были произнесены также в 1946 ему осуществить государственный переворот 26 июня 1953 года.
Смертоносная убойность материалов этого расследования для генералитета и маршалитета была велика. В 1989 году знаменитое издание «Военно-исторический журнал» начал печатать некоторые материалы этого расследования, в частности, результаты проведенного Сталиным опроса генералов — когда они получили предупреждение о нападении Германии. Кстати говоря, все показали, что 18-19 июня, и только генералы Западного Особого военного округа черным по белому написали, что никаких указаний на этот счет не получали, а некоторые и вовсе узнали о войне из речи Молотова. Так вот, едва началась публикация, как тут же редакции «ВИЖ» так дали по рукам, что печатание материалов немедленно было прекращено.
Выходит, что даже тогда эти материалы были опасны для генералитета и маршалитета. Не публикуют их полностью и до сих пор. Следовательно, они по-прежнему представляют угрозу. Впрочем, и для властей тоже, потому как публикация этих материалов в полном объеме вызовет термоядерный взрыв во всей исторической науке, ибо перевернет буквально все и придется на коленях просить прощения перед могилой Сталина за всю клевету и грязь, которые на него обрушили после 5 марта 1953 года.
Чем не мотив для убийства? Объективно он консолидировал шкурные интересы обеих частей военно-партийного комплекса.
Сталин прекрасно видел и понимал, что за годы войны партократия и высший генералитет так сцементировались на горе СССР, что уже как военно-партийный комплекс представляли колоссальную угрозу самому существованию СССР — делу всей жизни Сталина. Что, в общем-то, и подтвердилось в 1991 году.

Подрыв
золотого стандарта
Так что в смерти Сталина был заинтересован также и высший генералитет и маршалитет, не все конечно, но значительная часть во главе с Жуковым. Вновь обращаю на это внимание, так как эта группировка мгновенно переметнулась на сторону Хрущёва и под его общим руководством устроила 26 июня 1953 года государственный переворот, в ходе которого без суда и следствия был убит (застрелен в собственном доме) Лаврентий Павлович Берия.
Между тем, Л. П. Берия, судя по всему, в тот момент был единственным человеком в тогдашней верхушке, который после смерти Сталина сконцентрировал в своих руках материалы этого красноречивого расследования причин трагедии 22 июня. Не говоря уже о том, что он фактически полностью расследовал и дело об убийстве Сталина.
На повестку дня вышел вопрос об аресте главных виновников —убийц Иосифа Виссарионовича — бывшего министра госбезопасности Игнатьева и Хрущёва, который курировал органы госбезопасности. 25 июня 1953 года Берия официально запросил санкцию ЦК и Политбюро на арест Игнатьева, а уже к обеду 26 июня был застрелен военными.
Кстати говоря, военные во главе с Жуковым устроили не просто государственный переворот с использованием вооруженных сил, а именно же по сценарию Тухачевского — то есть в соответствии с его танковым сценарием государственного переворота…
Но вот что далее интересно. В настоящее время можно с уверенностью говорить о квартете реальных мотивов убийства Сталина. Поразительно, но факт, что три из них связаны с самыми потаенными антисоветскими и русофобскими замыслами Запада. Соответственно, вывод напрашивается только один: произошла объективная консолидация интересов партократии (в том числе и как неотъемлемого компонента военно-партийного комплекса) с глобальными интересами Запада.
Хуже того. Отнюдь не исключено, но, скорее всего, что эта консолидация интересов была предварительно обсуждена. Посудите сами.
1 марта 1950 года в советских газетах было опубликовано Постановление Правительства СССР следующего содержания: «В западных странах произошло и продолжается обесценение валют, что уже привело к девальвации европейских валют. Что касается США, то не прекращающееся повышение цен на предметы массового потребления и продолжающаяся на этой основе инфляция, о чем неоднократно заявляли ответственные представители правительства США, привели также к существенному понижению покупательской способности доллара.
В связи с вышеуказанными обстоятельствами покупательская способность рубля стала выше его официального курса.
Ввиду этого Советское правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля, а исчисление курса рубля вести не на базе доллара, как это было установлено в июле 1937 года, а на более устойчивой золотой основе, в соответствии с золотым содержанием рубля.
Исходя из этого, Совет Министров СССР постановил:
1. Прекратить с 1 марта 1950 года определение курса рубля по отношению к иностранным валютам на базе доллара и перевести на более устойчивую золотую основу, в соответствии с золотым содержанием рубля.
2. Установить золотое содержание рубля в 0, 222168 грамма чистого золота.
3. Установить с 1 марта 1950 года покупную цену Госбанка на золото в 4 рубля 45 копеек за 1 грамм чистого золота.
4. Определить с 1 марта 1950 года курс в отношении иностранных валют, исходя из золотого содержания рубля, установленного в пункте 2:
4 руб. за один американский доллар вместо существующего 5 р.30 коп.
11 руб.20 коп. за один фунт стерлингов вместо существующего 14 р.84 коп.
Поручить Госбанку СССР, соответственно изменить курс рубля в отношении к другим иностранным валютам.
В случае дальнейших изменений золотого содержания иностранных валют или изменений их курсов, Госбанку СССР устанавливать курс рубля в отношении к иностранным валютам с учетом этих изменений».
«Вдумайтесь, на что посягнул Сталин, — подчеркивает Ю. И. Мухин, — на святая святых США, на их базу паразитирования, на доллар! Ведь благодаря тому, что в международной торговле универсальной валютой является (в то время стал — А. М.) доллар, США имеют возможность всучивать миру крашеную бумагу с портретами своих президентов вместо реальных ценностей. А Сталин не то, что отказался использовать доллар во все расширяющейся международной торговле СССР, он даже оценивать товары в долларах прекратил. Можно ли сомневаться, что для США (да Великобритании тоже — А. М.) он стал самым ненавистным человеком?»
В сущности-то, Сталин попросту подорвал установленную после войны систему золотого стандарта доллара, опиравшегося на схему 34,5 доллара за одну тройскую унцию золота (31, 103477 г), под которую янки сумасшедшим образом производили бешеную эмиссию зеленых фантиков.

Гнев Де Голля
Более образно суть дела передает пример, происшедший с президентом Франции де Голлем. В 1964 году французский министр финансов рассказал генералу де Голлю историю о том, как сложилась довоенная, а затем и послевоенная международная финансовая система. Он привел такой пример: «Представьте, на аук

 

 

ма. Он привел такой пример: «Представьте, на аукционе продается картина Рафаэля, идет битва за нее между немцем Фридрихом, арабом Абдуллой, русским Иваном и янки Джоном. Каждый из них предлагает за картину свои товары: араб — нефть, немец — технику, Иван — золото, а янки Джон с веселой улыбкой предложил двойную цену, вынул кошелек с пачкой новеньких стодолларовых банкнот, отсчитал, забрал картину и ушел».
«Где же трюк?» — спросил де Голль.
«Трюк в том, — ответствовал министр финансов, — что янки выложил сто стодолларовок, а фактически заплатил три доллара, потому что стоимость бумаги на одну банкноту в сто долларов — три цента…». То есть все богатство мира, все его золото текло в обмен на зеленые бумажки! Ранее, до войны, такую же роль играл английский фунт стерлингов.
Де Голль рассвирепел, собрал по всей Франции 750 млн. бумажных долларов и в 1967 году во время официального визита в США с диким скандалом, но обменял бумажки на золото, благо тогда в США сохранялся золотой стандарт. В Париж де Голль вернулся, имея на борту своего самолета почти 66,5 тонн золота (в 1967 году средняя цена одной тройской унции золота составляла 35,23 доллара).
После этого Де Голль прожил всего два года, причем на следующий год, в мае 1968 года ему устроили, как теперь говорят, знаменитые студенческие волнения, в результате которых он вынужден был уйти в отставку. А уже в 1969 году Франция со слезами на глазах прощалась со своим великим соотечественником. Сталин же после фактически такого же действия — разве что доллары прямолинейно не обменивал на золото — прожил ровно три года.
Так чем это не мотив для убийства — Постановление Совета Министров СССР от 1 марта 1950 года?! Когда речь идет о золоте, Запад не останавливается ни перед каким преступлением. Кстати говоря, обратите внимание на то, что во всех исследованиях о смерти Сталина четко указывается, что беда с Иосифом Виссарионовичем произошла в ночь на 1 марта.
Между тем, с давних пор, еще со времен смерти Ивана Грозного история фиксирует паскудную англосаксонскую манеру именно в это же время оказываться причастными — прямо или косвенно — к смертям великих государей России — в самом начале марта…

Операции
«Крест» и «Могила»
К вопросу о вводе золотого стандарта рубля и исчисления валютного курса рубля именно на этой основе вплотную примыкает одна, фактически детективная история. Дело в том, что по данным профессора Владлена Сироткина: «Сталин отказался искать «царское золото» вместе с союзниками по антигитлеровской коалиции, не послал в июле 1944 года в США своих представителей на Международную финансовую конференцию в Бреттон-Вудс, где были созданы МВФ и Всемирный банк (а в их уставной капитал перешло все «бесхозное золото» — нацистское, «еврейское», царское и т. д.), и доллар после этого стал самой обеспеченной послевоенной международной платежной валютной единицей».
Сталин начал поиски «царского золота», включая и золота семьи последнего российского императора, самостоятельно. Для этого был разработан план «Крест». К слову сказать, аналогичная операция проводилась еще до войны.
Американцев не устраивала такая акция. Поэтому в 1946 году вторично появляется «лже-Анастасия» — все та же Андерсон. В ответ Сталин поручает в том же 1946-м соорудить под Екатеринбургом «Могилу» расстрелянной царской семьи, закрывая вопрос об Анастасии.
Кстати, операция «Могила» была настолько серьезной, что курировал ее сооружение (по замечанию профессора Сироткина, «уж какие кости в нее закопали — Бог ведает») лично В. М. Молотов.
После смерти Сталина операцию «Крест» почему-то прекратили. Материалы ее до сих пор за семью печатями хранятся в архиве ФСБ.
Все дело в том, что США, а также Великобритания своровали у России гигантское количество золота. При царе под надуманным и навязанным лично Витте предлогом в США уплыло примерно 23 доверху груженных золотом парохода. Как минимум, тысяча тонн.
Личное же золото и драгоценности последнего русского царя, которые он по неосторожности переправил в Англию, нагло присвоила британская королевская семья и до сих пор не отдает их. Хуже того. Великобритания и Франция присвоили себе также и то залоговое золото, которое царское правительство держало в западных банках накануне еще Первой Мировой войны.
Одним росчерком пера 1 августа 1914 года был введен банковский мораторий на операции с русским золотом. Ну а после двух «революций» в России и вовсе некому стало требовать золото обратно. Краже подверглось золото, которое находилось в германских банках, в том числе и то, которое по второму Брест-Литовскому договору вывез Ленин.
Всего украденное указанным выше образом золото составляет более 610 тонн. Так что яростное нежелание отдавать сворованное золото, тем более в таких количествах — более чем серьезный мотив для убийства Сталина. Особенно, когда стало известно о том, что он начал проводить операции «Крест» и «Могила».

Сталинский
«общий рынок»
А чем не мотив для убийства Сталина, который обнаружил один из исследователей сталинской эпохи Алексей Чичкин, опубликовавший свое открытие в труде «Забытая идея без срока давности». По его данным, в апреле 1952 года в Москве состоялось международное экономическое совещание, на котором СССР, страны Восточной Европы и Китай предложили создать зону торговли, альтернативную долларовой. Причем громадный интерес к этому плану проявили также и другие страны: Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция Финляндия, Ирландия, Исландия.
На совещании Сталин предложил создать свой «общий рынок». Более того. На совещании была озвучена также и идея введения межгосударственной расчетной валюты. Учитывая же, что инициатором замысла создания альтернативного долларовой зоне торговли фактически трансконтинентального «общего рынка» был Советский Союз, то и межгосударственной расчетной валютой в таком «общем рынке» все шансы имел стать именно советский рубль, определение курса которого за два года до этого было переведено на золотую основу.
Чтобы современному читателю было понятней, позволю себе напомнить, как США реагируют всего лишь на гипотетическую мысль о возможности создания газового аналога ОПЕК во главе с Россией. При одной только тени намека на эту идею янки уже впадают в ярость и недвусмысленно грозят весьма суровыми санкциями, не стесняясь намекать даже и на применение силы.
Можете себе представить, как психанули янки (и вообще англосаксонское ядро Запада), когда известие об этом совещании и тех идеях, которые на нем прозвучали, докатилось до Вашингтона?! Вот то-то и оно… Ведь тогда ситуация была во многом более благоприятная для Советского Союза, чем ныне для современной России. Одно только имя Сталина враз остужало самые горячие на Западе головы — с генералиссимусом шутки и фокусы не проходили. Более того, могли закончиться очень даже плачевно для тех, кто посмел бы «пошутить» с Советским Союзом во главе со Сталиным!
Посмотрите на хронологию событий. В апреле 1952 года было проведено международное экономическое совещание, озвученные идеи на котором вызвали широкий отклик фактически на всех континентах мира. Не прошло и года, как Сталин был убит…
Наконец, четвертый мотив. Никто в мире не ожидал, что после такой крайне разрушительной войны Советский Союз восстановит свою экономику в кратчайшие сроки. Фактически к началу 1948 года восстановительный этап был завершен, что, кстати говоря, позволило не только осуществить денежную реформу, но и одновременно с ней произвести отмену карточной системы.
Для сравнения. Великобритания, которая пострадала в войне несоизмеримо меньше, еще в начале 1950-х гг. не могла себе позволить отказаться от карточной системы распределения продуктов питания.
Вообще надо отметить, что первая же послевоенная пятилетка, несмотря на все трудности этого периода, побила буквально все рекорды. Сравните! Если в самой первой советской пятилетке новое предприятие входило в строй каждые двадцать девять часов, во второй — каждые десять часов, а в третьей, не завершенной из-за начала войны — каждые семь часов, то в послевоенной — каждые шесть часов!
Бурные темпы роста советской экономики не остались незамеченными на Западе. Уже в начале 1950-х гг. Запад стал сходить с ума по этому поводу. И если англичане, например, в основном ограничивались тревожной констатацией факта — «Россия переживает чрезвычайно бурный экономический рост», то янки с присущей им прямолинейностью делали вывод: «Советский экономический вызов реален и опасен».
В том же 1953 году американский журнал «Нейшнл бизнес» в статье «Русские догоняют нас…» отмечал, что по темпам роста экономической мощи СССР опережает любую страну. Более того, темп роста в СССР в два-три раза выше, чем в США. Еще более того. Кандидат в президенты США Стивенсон во всеуслышание заявил, что если темпы роста производства в сталинской России сохранятся, то к 1970 году объем русского производства в три-четыре раза превзойдет американский. И если это произойдет, то последствия для западных стран, прежде всего для США, будут более чем катастрофичными.

Угроза Западу
В этой связи хотелось бы напомнить об одной из наиглавнейших причин прихода Гитлера к власти и развязыванию Второй Мировой войны. Дело в том, что «привод» Гитлера к власти был обусловлен не только, а возможно, даже и не столько геополитическими, политическими и идеологическими причинами, сколько имевшими колоссальнейшее значение экономическими.
До 1932 года (включительно) в мире было четыре крупных промышленных района: Пенсильвания в США, Бирмингем в Великобритании, Рур в Германии и Донецкий (тогда находился в составе РСФСР) в Советском Союзе. В конце первой пятилетки к ним добавились Днепровский (на Украине) и Урало-Кузнецкий (в РСФСР).
Сколько бы не ругали за всякие перегибы первую пятилетку, но именно она стала причиной тектонического сдвига в расстановке глобальных экономических сил. А, следовательно, обозначила и такой же по своей сути тектонический сдвиг в расстановке мировых геополитических сил. Ведь в мире стало не просто шесть промышленных районов. Просто шесть Запад бы как-нибудь да перенес. Ему стало невыносимо тяжело по иной причине. До 1932 года три четверти промышленных районов мирового значения дислоцировались на Западе. С конца 1932-го ровно половина индустриальных районов мирового уровня уже находилась на территории СССР!
Казалось бы, до последней нитки ограбленная и едва ли не до потери пульса ослабленная страна, в течение всего-то пяти лет, преимущественно собственными силами не только свергла абсолютное и также, казалось бы, незыблемое превосходство Запада с пьедестала мирового экономического Олимпа, но и принципиально сравнялась с ним.
А ведь не являлось секретом, что в ранее неосвоенных регионах Советского Союза в ближайшем же будущем должны были появиться еще несколько крупных промышленных районов мирового уровня. Более чем одна треть самого крупного материка — Евразии — оказалась гигантской площадкой для создания, развития и успешной работы крупного индустриального производства. Ранее практически не тронутые богатства ее центральной части оказались не только доступны к разработке и использованию, но и попросту интенсивно вовлекались в активный хозяйственный оборот.
Дотоле всего лишь географически, в основном через железнодорожный транспорт, потенциал геополитической силы Советского Союза стал стремительно наполняться небывалой и неведомой Западу экономической мощью, трансформация которой также и во внушительную военную мощь было делом небольшого времени да, как говорится, и техники.
Подлинные властители Запада превосходно владели (и владеют) базисными принципами экономики. Потому прекрасно поняли, что столь быстро достигнутое фантастическое количество еще более быстрыми темпами трансформируется в фантастическое качество, что Западу и впрямь придется «выносить всех святых» и сдаваться на милость созидающегося социализма. И ведь ни на йоту не ошиблись.
Вот почему Запад и свернул им же устроенный мировой кризис, прозванный «Великой депрессией». Дальнейшее его затягивание было уже опасно для самого Запада. И одновременно Гитлера привели к власти на рубеже завершения первой — начала второй пятилетки.
После войны вообще сложилась крайне встревожившая Запад ситуация. Образовалась система стран народной демократии, куда вошел и мировой демографический гигант Китай. То есть в руках выбравших социалистические ориентиры развития стран оказались сосредоточены гигантские ресурсы, которые при содействии Советского Союза могли были быть вовлечены в хозяйственный оборот, что в свою очередь привело бы едва ли не к полному падению экономического, а следовательно, и политического значения Запада.
Естественно, что на Западе задумались о том, как ликвидировать такую угрозу своему бытию. Проще говоря, агрессивная сущность в очередной раз взяла верх. Однако после войны силовой вариант решения проблемы уже был непригоден. Советский Союз убедительно продемонстрировал все свои преимущества и одержал невиданную в Истории Победу.
Более того, уже на мирном фронте СССР показал вообще невероятные темпы развития, в результате чего довоенный уровень был достигнут всего-то за два года. Соответственно, вновь прибегнуть к войне, чтобы прервать развитие СССР уже было невозможно. Тем более что в отличие от предвоенной ситуации, у Советского Союза теперь имелись союзники как на Западе, так и на Востоке.
Конечно, это вовсе не означает перерождение Запада из Савла в Павла. Не та эта публика, чтобы руководствоваться мирными соображениями. Напротив, Запад, особенно США, наплодили тьму-тьмущую всевозможных планов нападения на СССР после войны. Но вот реализовать их попросту не смогли. Вначале потому, что никто в мире и не понял бы Запад, если он посмел бы поднять руку на главного победителя во Второй Мировой войне.
Сейчас делают вид, что Америка да Англия внесли какой-то вклад в разгром нацизма. А тогда люди всего мира прекрасно знали, что если бы не Красная Армия и не Сталин, то быть бы всем в коричневом рабстве, в том числе и такой сволочи, как англосаксы, которых, в частности англичан, гитлеровцы даже планировали выселить с британских островов.
А чуть позже Запад не мог сделать этого уже по той простой причине, что СССР овладел секретами атомного оружия, и разговаривать с ним на языке силы было бы просто бесполезно, что наглядно показала война на Корейском полуострове. Со Сталиным такие номера не проходили. Генералиссимус мог так ответить, что Запад перевернулся бы вверх тормашками.
Некоторые «известные деятели телевизионных искусств» продолжают утверждать, что Сталина, якобы с испугу, уничтожил Берия. Подлая ложь! Берия, конечно же, тут ни причем. Тут надо искать руку Запада. Потому как при ясном осознании того факта, что языком Марса («бога войны») со Сталиным лучше не разговаривать, тем более после 1949 года, когда СССР стал атомной державой, Запад, по настоящему испугался перспектив реального в скором времени экономического и политического доминирования СССР (тем более во главе целой системы стран народной демократии). Ведь темпы роста в два-три раза превышали американские. В сочетании же с мотивами, которые были указаны выше, именно это и послужило основанием для принятия решения об устранении Сталина самым подлым, самым коварным, но столь характерным для Запада образом: убийством!
Остается лишь только догадываться, каким образом Западу удалось не столько войти в контакт с такими негодяями как Хрущёв и К°, сколько достичь взаимопонимания и тем более договориться с ними. Впрочем, и тут особой сложности не возникнет, если внимательно и тщательно все проанализировать, но это, к сожалению, выходит далеко за рамки настоящей статьи. Это предмет для отдельного исследования.
 Автор — МАРТИРОСЯН Арсен Беникович — российский писатель. Родился в 1950 году в Москве. В прошлом сотрудник КГБ. Автор ряда книг по истории Второй Мировой и Великой Отечественной войн — «Заговор маршалов. Британская разведка против СССР», «22 июня. Правда Генералиссимуса», «Трагедия 22 июня: Блицкриг или Измена? Правда Сталина», «Кто привел войну в СССР?», пятитомника «200 мифов о Сталине», пятитомника «200 мифов о Великой Отечественной войне».
Сотрудник авторского коллектива «Дело Сталина», информационного органа «Многорегионального Блока Русских Большевиков».

 

 

 

Об организации Международного Движения
в защиту политузников-борцов за коммунизм

 

 

В буржуазной РФ десятки молодых революционеров томятся в застенках демофашистского режима политических заключенных. Режим Путина-Медведева и их камарильи пытается уверить российское и международное общественное мнение в том, что все эти революционеры никакие не политические противники, а просто уголовники, типа убийц, террористов и прочих преступных лиц, не связанных с политикой.
А между тем многолетний узник российского «демофашизма» Губкин Игорь Владимирович вот уже 14 лет томится в путинских лагерях и тюрьмах за то, что он пишет книги, статьи о преступных деяниях разрушителей великой страны СССР, в которой он родился, учился и присягал на верность служения Советскому Союзу. Он протестовал против шакалов ельцинской стаи, вознамерившихся в свое время ликвидировать Мавзолей В.И.Ленина и священный некрополь героев, павших за социализм, захороненных у кремлевской стены. А между прочим, это историческое наследие эпохи СССР является мировой ценностью, охраняемой ЮНЕСКО, органа ООН. Эти поползновения по ликвидации исторической святыни не прекращаются до сих пор. Контрмерами, принятыми молодыми революционерами под руководством Игоря Губкина, Мавзолей В.И.Ленина и некрополь у кремлевской стены пока не тронут. Но тихая возня не затухает и от случая к случаю мракобесы типа Жириновского, Сванидзе, Познера, Михалкова и других отморозков поднимают ее вновь и вновь.
Продажные суды, судившие неправедно И.Губкина, приписали ему терроризм и другие несовершенные преступления, подсунули труп какого-то убитого в криминальных разборках типа и приговор готов. Этот т.н. суд во время своих заседаний не принял во внимание ни доводов защиты, не исследовал, как положено, предъявленные продажными же прокурорами вещественно не подтвержденные доказательства и предъявил их как обвинение т. Губкину. Таким образом, политический противник режима квалифицируется как уголовник. Вот она ваша демократия, она как «дышло», куда захотел его повернуть, туда и вышло. По нему до сих пор игнорируется казалось бы законная (по УПК РФ) норма о рассмотрении перевода т. Губкина на УДО, т.к. он отбыл уже 2/3 приговоренного срока.
Другой яркий пример путинской «демократии» политический заключенный из Ленинграда Юрий Титович Шутов – патриот СССР, сын ветеранов ВОВ, родителей, дошедших, изгоняя врага с нашей священной русской земли, до логова фашизма. Юрий Шутов стал писателем. В начале буржуазного переворота работал в команде демагога от «демократии» Собчака, где Путин был «шестеркой» у Собчака. Они вместе дружно воровали и уничтожали ленинградскую экономику, крали оптом и в розницу. Юрий Шутов, увидев изнутри действия этой банды, восстал, написал ряд разоблачающих материалов, в частности такие произведения, как «Хождение во власть», «Собчачье сердце», «Ворье». Путин с Собчаком конечно не могли простить Шутову такое вольнодумство. Депутата Ленинградского заксобрания Ю.Шутова бросили в каменный мешок, сломали ребра, позвоночник. Суд был еще малопродажный, оправдал т.Шутова и освободил его в зале суда. Но овчарки Путина-Собчака тут же, в зале суда, вновь одели стальные браслеты на запястья героя Шутова, и теперь уже покорный суд приговорил его к пожизненному сроку. За что? Сфабриковали создание Шутовым якобы ОПГ, которой приписали несколько убийств и приговор готов. Шутова даже устранили от участия в судебных заседаниях. Вот она твоя «дерьмократия» разжалованный подполковник Путин, вот он реальный фашизм без кавычек.
Таких примеров множество в Эрефии. Не лучше обстоит дело в Казахстане, где возмущенные произволом нефтяники восстали против режима бывшего члена политбюро ЦК КПСС, но вот уже на протяжении более20 лет т.н. президента буржуазной РК.
Так же действуют «демократы» Украины, Молдавии и других республик СССР.
Дорогие друзья! Все, кому дорога честь, свобода рабочего класса, трудящегося человека, объединяйтесь в борьбе за освобождение пленников, по литических противников буржуазных режимов на поруганной территории Советского Союза.
Мы приглашаем в состав оргкомитета «Международного движения в защиту и освобождения политических узников-борцов за коммунизм».
Редколлегия «Советского воина» берет на себя добровольно обязанность собирать желающих, согласившихся участвовать в этом священном деле. Все общественные организации и политические партии, изъявившие такое желание, делегируют в состав Движения своего представителя. По мере готовности Движение проведет организационную конференцию и изберет руководство, примет «Положение» о его статусе и материальных возможностях.
Все предложения и материалы по этой проблеме просьба направлять главному редактору «Советского Воина» Фомину А.Г. по адресу : 105094, г. Москва, Семеновская набережная, д. 3/1, корпус 2, кв. 42, тел. 8(495) 360-51-88, 8-905-736-21-75.
Обращаемся ко всем неравнодушным гражданам

 

 

 

 

            Об организации Международного Движения
           в защиту политузников-борцов за коммунизм

 

 

СССР, помогите своим участием и привлечением широких масс левопатриотических сил к созданию, становлению и укреплению «Международного Движения в защиту и освобождению политических узников борцов за коммунизм».
Средства ( деньги) на поддержку и финансирование мероприятий «Движения» просьба направлять матери политического узника
И.В. Губкина по адресу: 141090, г. Юбилейный Московской обл., ул. И.Д.Папанина, д.12/18, кв. 30, Губкиной Светлане Федоровне.
К сожалению, существующий комитет в защиту политузников - борцов за социализм при РКРП-РПК игнорирует некоторых политузников (в частности Губкина И.В., осужденного на 17 лет, Шутова Ю.Т., осужденного пожизненно). С нашей точки зрения это неправильно. Поэтому предлагаем объединить усилия по защите всех политузников - пленников режима в единую международную (в рамках СССР) организацию «Движение (Комитет) по защите политузников - борцов за коммунизм». Эта идея рассматривалась ранее еще при жизни тов. Крючкова, но не была доведена до конца. Интересы дела борьбы за освобождение узников, пленников режима, борющихся за победу рабочего класса, за свержение буржуазного строя, за диктатуру пролетариата в единую организацию, и это объединение усилило бы возможности по вызволению наших братьев по борьбе из лап фашиствующих режимов.

Фомин А.Г.,
главный редактор «Советский Воин»
 

 

 

                                ПОСВЯЩЕНИЕ



Вся жизнь - скверный сон с бредом,
Где душит честных людей
Палач и злодей…
Скажу о тех, кто не предал
Святое Знамя Победы,
Родину и друзей!
Еще в 1998 году, находясь в следственном изоляторе «Лефортово» по «делу РВС» Игорь Губкин писал: «Рабочие смогут удержать государственную власть, только последовательно и безжалостно осуществляя свою собственную диктатуру против буржуазии и её защитников. Органами «диктатуры выступят Советы рабочих депутатов».
Несмотря на явную лживость обвинения в ноябре 2002 года И.Губкин был приговорен к 17 годам тюрьмы и отправлен в лагерь на Дальний Восток. В первый же день нового 2002 года прозвучало страшное известие: на Украине арестованы наши товарищи – Российско-Украинско-Приднестровская «интербригада» - Игорь Данилов, Илья Романов, Андрей Яковенко, Богдан Зинченко и их товарищи коммунисты и комсомольцы.
Согласно материалам дела «они более года вели боевую работу, финансируя издания газет, листовок, приобретали оружие», накапливали опыт вооруженной борьбы против режима, имея своей задачей восстановление на Украине социализма и Советской власти, на первом этапе – создание на территории южных её областей Причерноморской Советской социалистической Республики. Их приговорили к срокам от 8-14 лет лагерей.
«Тебя я знаю, из немногих ты,
Чьи помыслы и действия чисты
По самым хитрым закоулкам жизни,
Ты угнетенной, Трудовой Отчизне
Отдал раздумья, силы и мечты!»
Всех ребят в Украинских застенках жестоко пытали. Сергей Бердюгин умер на больничной койке от побоев, прикованный наручниками, на глазах у безутешной матери и других подвергали жестоким бесчеловечным пыткам.
«Ты испытанье выдержишь любое
Друзьям не изменяя – и себе,
За пленных мы поднимемся стеною:
И мы верны единственной борьбе!»
И как написала в своей книге «Материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой». Л. Прибыткова: «Вступившие на тропу войны с режимом молодежные леворадикальные организации – лишь первые ласточки. В них – образованные и умные, смелые и решительные. К борьбе их привела – не «романтика», а глубокая коммунистическая убежденность. Пробуждается народ не только пропагандой и агитацией, но и героическим, подчас дерзким поступком, самопожертвованием борцов и беззаветной преданностью интересам народа».
«В защиту всех, кого терзают лапы
Сегодняшнего, как тогда, честно,
Сплотиться мы немедленно должны!
Большого моря пред грозою запах
Я слышу над болотом тишины»

стихи Н. Князевой
из Ленинграда
Август 2013год

 

 

 

           ЗАПИСКИ НАСТОЯЩЕГО ЧЕКИСТА

 

 

«Кто?
Коммунист Емышев!»
Группа Шергина — Изотова, охранявшая Бабрака Кармаля и его ближайших соратников, знала почти всю интригу, но ни мне, ни кому-то из наших товарищей не говорилось ничего. Из Союза я привез два пузыря спирта да банку квашеной капусты и однажды приехал в гости к Изотову. Их группа базировалась в Баграме. Мы с ним посидели в капонире, поговорили о разном, но он мне так и не признался, что где-то здесь, на военном аэродроме, находится Бабрак Кармаль.
Перед тем, как я сел в машину, Юра мне шепнул тихонько: «Готовьтесь. Скоро поедете… Нам одним не справиться». И ни слова больше.
Вечером 22 декабря 1979 года мне домой позвонил Роберт Петрович Ивон и проинформировал, что поступил приказ сформировать группу в составе тридцати человек. Пояснил, что предстоит зарубежная командировка. Старшим едет Миша Романов. Задача будет поставлена на месте. Без одобрения со стороны партии — нельзя.
По прибытии в подразделение я увидел, что часть людей уже собралась. Ивон стал называть фамилии, а я высказывал мнение. «Забраковал» двоих сотрудников — одного по семейным обстоятельствам, а второй был после больничного.
Список нештатной боевой команды «Гром» мы согласовали у начальника Седьмого управления генерала Алексея Дмитриевича Бесчастнова
Подготовка к вылету заняла всю ночь. Виктору Фёдоровичу Карпухину было поручено съездить на склад в пограничное училище и получить там тропическую форму без знаков различия, песочного цвета. Сразу возникло предположение — либо горы, либо пустыня.
Проверили оружье, подогнали униформу и снаряжение. Вроде бы все. Можно передохнуть.
Накануне вылета у меня состоялся разговор с Ивоном. Понимая, что нам предстоит, Роберт Петрович, кадровый военный, очень переживал, что не может вылететь старшим в Кабул. Поэтому до последней возможности он пытался проделать максимальный объем работы, который бы облегчил нашу работу там, «за речкой».
Когда Ивон попытался напомнить мне мобилизующую роль парторгов и политруков во время Великой Отечественной войны, я ответил:
— Роберт Петрович — не надо! Я свою роль знаю. И не подведу. Все будет хорошо, за нас не придется краснеть.
Утром 23 декабря, взяв «тревожный чемоданчик», я приготовился к выезду. За мной заехал Саша Лопанов, который жил рядом с Ангарской улицей. Обернувшись, увидел жену и дочь, провожающих меня взглядом. Помахали друг другу, — я сел в машину, и мы поехали в район «Фрунзенской», где находилась Группа.
Рано утром отправились на военный аэродром Чкаловский, где уже «под парами» стоял Ту-134, закрепленный за Председателем КГБ Ю. В. Андроповым. Прошли формальный пограничный и таможенный контроль. Перед посадкой сфотографировались на трапе самолета, по поводу чего недоумевал «особист».
Взлет. Куда отправляемся, для какой цели — неизвестно.
До места летели с двумя посадками: в Актюбинске и в Ташкенте, где загрузились матрасами и одеялами. Перед взлетом из Ташкента «особист» сообщил: «Вы направлены в Афганистан для выполнения серьезного боевого задания».
Ладно, принято к сведению! Вспомнили, что в суматохе сборов забыли поздравить Олега Александровича Балашова с днем рождения. Выпили по рюмке «чая», закусывали на «ощупь», поскольку освещение в салоне было погашено.
«Пересекаем Афганскую границу», — буднично сообщил командир корабля.
Спустя два часа мы стали заходить на посадку. База афганских ВВС «Баграм» принимала нас негостеприимно, огни взлетной полосы были погашены. Несмотря на такие неблагоприятные условия, пилоты, настоящие асы, посадили самолет идеально. Из салона мы выходили с оружием наизготовку — были готовы в любую секунду открыть ответный огонь по неведомому противнику.
Встретил нас Юрий Антонович Изотов, проводивший к месту дислокации. Расквартировались в капонирах и большой палатке на тридцать человек с двумя «буржуйками». Обнялись со своими ребятами, которые охраняли Кармаля и его соратников. Конечно, мы тогда не знали, кого именно они охраняют, только в общих чертах — будущих правителей Афганистана.
Изотов обратился ко мне с просьбой выделить в его группу еще трех человек. Я посоветовал ему решить этот вопрос с Романовым — тот выделил Чудеснова, Савельева и Виноградова.
Ночь провели в Баграме, а утром сели в автобусы, зарядили оружие и поехали в Кабул. В посольстве нас временно разместили в общежитии, где мы немного привели себя в порядок. К вечеру небольшими партиями, по два-три человека, стали переправляться поближе к дворцу Тадж-Бек в так называемый «мусульманский батальон» ГРУ.
До «Шторма» оставались считанные дни, поэтому даром время мы не теряли. Каждый вечер демонстративно ездили в районе Тадж-Бека на БМП и БТР, пускали сигнальные и световые ракеты, постреливали — чтобы притупить бдительность охраны дворца Амина.
Романов, Федосеев, Мазаев и командир «Зенита» Яков Семёнов провели рекогносцировку местности, посетив под надуманным предлогом ресторан, расположенный в горах. Несмотря на серьезные препоны, чинимые бдительными афганцами, им удалось это осуществить.
В процессе подготовки мы решили познакомиться с ребятами из «Зенита», которые расположились выше нас на горе. Как-никак, а воевать вместе! Вечером отправились к ним со своим питьем и закусками. При подъезде услышали предупредительную команду «Дриш!» («Стой!») и звон затворной рамы, досылающей патрон в патронник. Русский мат всегда оказывал магическое воздействие. Помог и здесь прояснить ситуацию.
Мужиков, к сожалению, не оказалось на месте, пришлось возвращаться. При спуске услышали сильный взрыв и увидели яркую вспышку. После узнали, что в горах потерпел крушение наш транспортный самолет, заходивший на посадку с десантниками на борту. Погибло много людей.
К штурму готовились не только участники предстоящих событий, но и вспомогательные службы. Военные медики развернули свой полевой госпиталь, прибыли три отряда десантников на БРДМ.
Всей операцией руководил генерал Борис Семёнович Иванов, непосредственно же штурмом Тадж-Бека командовал Юрий Иванович Дроздов. Помню, его штаб располагался в бывшем овощехранилище, перед входом дежурил офицер КГБ.
27 декабря ближе к полудню генерал Дроздов затребовал на совещание командиров подразделений, участвующих в штурме дворца. В голове промелькнула мысль: «Конец ожиданью».
Днем Романов собрал нас всех и поставил задачу — штурм дворца. Нас разбили на экипажи, определив каждому конкретную задачу: пути и порядок выхода к зданию, место в боевом порядке, порядок действий при самом штурме дворца, а также объекты захвата или уничтожения в самом здании.
Вся группа «Гром» делилась на четыре экипажа по пять человек. Старшими были назначены: С. А. Голов, О. А. Балашов, В. П. Емышев и В. Ф. Карпухин. Задача моего экипажа — вывести из строя автоматическую телефонную станцию, находившуюся на первом этаже рядом с комнатой дежурного, и по запасному выходу атаковать второй этаж.
Командиры экипажей довели свои задачи до личного состава. Я собрал свою группу в составе Г. А. Кузнецова, С. В. Кувылина, Г. Е. Зудина и М. В. Соболева и распределил обязанности. Экипировка была минимальной. Брали только то, что необходимо для выполнения задачи и ведения наступления. Правда, я еще прихватил с собой полулитровый пузырек медицинского спирта. После боя ребята смогли снять стресс и сказали «спасибо».
Несколько раз переносили время начала штурма, а затем, уже ближе к вечеру, распределили экипажи по боевым машинам пехоты. Помню, перед посадкой Геннадий Зудин и Дмитрий Волков подходили, просили дать закурить. Я нашел в сумке папиросы «Дымок» — Зудин всегда их курил, а у меня как раз завалялась пачка, отдал ему; он еще, довольный, сказал тогда, что теперь ему надолго хватит.

«По машинам,
заводись!»
Около семи вечера поступила команда занимать

 

           

 

            ЗАПИСКИ НАСТОЯЩЕГО ЧЕКИСТА

 

 

 

места. Мы собрались, выпили «наркомовские» сто грамм. Перед выходом из здания столкнулись с какими-то ребятами, разыскивающими нас. Это оказались переводчики из Первого Главного управления КГБ. Водки ребятам не достались, а вот вооружением и экипировкой нам пришлось с ними поделиться, а заодно на ходу проверить, насколько они умеют обращаться с оружием. Ко мне в экипаж попал симпатичный, небольшой и коренастый Андрей Якушев, старший лейтенант.
Сидим в БМП, ждем своего мгновения, как поется в песне из фильма про Исаева-Штирлица. В самый последний момент в задний люк заскочил Григорий Иванович Бояринов, прямо с моей стороны. «Давай двигайся». — «У нас мест нет, все битком забито». — «Тебе полковник приказывает!»
Мы подвинулись, Бояринов протиснулся и фактически сидел у меня на коленях. Помимо нас в экипаже были командир, оператор-наводчик и механик-водитель из «мусульманского батальона» и тот самый переводчик Андрей Якушев.
Одеты мы были в афганскую форму из верблюжьей шерсти с белыми опознавательными повязками, в бронежилетах, вооружены автоматами и пистолетами. Магазинов с патронами и ручных гранат тоже было достаточно — брали побольше.
По команде «Вперед!» стали подниматься по серпантину в гору, и тут — первая остановка, она внесла некоторую неразбериху в ход операции и растерянность в наши ряды. По плану у нас было такое распределение: первая БМП выдвигается к противоположному углу здания, две следующих атакуют в центре. А моя, четвертая — с правой стороны.
«Шилка» начала артиллерийскую подготовку. Чем выше поднимались по серпантину, тем больше мы ощущали ответный огонь. Я смотрел в триплексы и ничего не видел из-за пыли и хаоса, начавшегося вокруг. На какое-то время мы оказались под перекрестным огнем: сзади бьют «Шилки», а спереди — охрана дворца.
Вдруг колонна встала. Ребята не поняли в чем дело, десантировались раньше времени. Потом выяснилось, что остановка произошла из-за подбитой первой боевой машины. Ее столкнули, освободили путь, и — движение возобновилось, но в моем экипаже практически все уже выскочили из машины. До этого я помог Бояринову открыть люк, предупредив его о том, что находимся не там, откуда должен начаться штурм. Так что когда БМП тронулась, то в ней остались двое: я и переводчик Якушев.
Наша БМП тормознула на углу Тадж-Бека. Мы быстро десантировались, смотрим: вот он — дворец, освещенный прожекторами. Вдруг боевые машины резко газуют, задние двери захлопываются. Все, попасть обратно нет возможности.
Кричу Якушеву:
— Под прикрытием БМП — вперед!
Две передние машины ушли, и мы остались одни. Козырек, колоннада по кругу… И шквал, настоящий шквал огня.

«Петрович! Что?»
Согласно плану, мы должны заходить с торца, но вижу, что по обстоятельствам боя нужно подбираться к главному входу. Вдвоем с Якушевым мы начали потихоньку, где перебежками, где ползком двигаться к колоннаде Тадж-Бека. На это у нас ушло минут десять-пятнадцать. Я был первым, кто ступил (заполз) на крыльцо дворца, и первым, кто оказался в холле.
Когда мы заскочили внутрь, Якушев хотел было броситься на второй этаж:
— Давай наверх! Там наши!
Естественно, что никаких «наших» там не было и в помине.
Я приказал:
— За мной, у нас другая задача!
Сам побежал влево, распахнул дверь комнаты дежурного. Комната была вся освещена, но пуста. Направо — холл, а за ним, по схеме, должен был находиться телефонный узел. Накатил туда две гранаты.
Пока осматривался, вижу — Якушев упал. Перед этим он успел крикнуть в отношении «Шилок», которые продолжали бить по дворцу:
— Е.. твою мать, что же они делают?!
Крикнул и осел, словно в замедленной съемке. Я даже подумал, что он, может быть, просто пригнулся. Подбежал к нему, хотел оказать помощь. Но в это время меня самого чем-то крупным садануло в правую руку. Хотя удар был очень сильный, но сознание я не потерял, а только упал на спину. Автомат вывалился, рука превратилась в кусок мяса, кости перерублены.
Собрав силы, я стал отползать к входной двери и схоронился возле одной из колонн. Вижу, в вестибюль заскочил Сергей Коломеец. Действовал он умело, как учили: дал две очереди вверх и по углам, потом отскочил назад, потом — снова очередь, потом — гранату.
«Дед» Берлев меня увидел и окликнул:
— Петрович! Что?
Я ему показал лохмотья своей руки. Берлев побледнел, потом взял меня за шиворот и буквально выволок подальше за дверь, на воздух. Там, на крыльце дворца, он перетянул мне жгутом руку, остановил кровотечение. Спас! Все это Николай Васильевич делал вопреки четкому указанию, потому что нас инструктировали перед боем: «Сначала выполнять задачу».
Полчаса спустя Сергей Голов приказал какому-то солдатику из «мусбата» сопроводить меня во временный медицинский пункт, организованный в левом крыле дворца — в помещении одной из бывших спален. Говорят, там раньше был гарем. Солдатик этот зачем-то повел меня через главный вход Тадж-Бека, где еще продолжался бой. Я ему закричал: «Ты куда меня ведешь? Я уже был тут сегодня!»
На крыльце дворца я столкнулся с вооруженным гвардейцем, на руках которого визжал от боли окровавленный полуторагодовалый ребенок, раненный в ноги. Афганца никто даже не пытался остановить. Я потом видел его с ребенком в медпункте. Гвардеец сидел там, в углу, очень тихий и какой-то опустошенный. Чей это был ребенок, не знаю.
В медпункте меня перебинтовали, поставили капельницу, вкололи обезболивающее. Помню, залпом осушил целый графин воды… Жажда была страшная.
На соседнюю кровать положили полковника Бояринова. Он был едва узнаваем. Все лицо его было в крови и покрыто копотью. Руки, живот — все иссечено осколками.

Полковник
Валерий ЕМЫШЕВ

Продолжение следует

 

 

Редакция благодарит всех товарищей, активно распространяющих «Советский воин», а также оказавших финансовую помощь на ее издание:
тов. Прозорова В.И. (г. Краснодар) систематически, тов. Черняк А.М. (г. Москва) систематически,
тов. Чумаченко Ю.Г. (г. Москва) систематически, тов. Стебулянину Н.С. (г. Дедовск Московской области), тов. Ташкаева В.Н. и его друзей
(г. Новосибирск), тов. Лепешкина В.И. (г. Нижний Новгород), тов. Аксененко В.Г. (г. Минеральные Воды Ставропольского края), тов. Власенко А.Е.
(г. Тихорецк Краснодарского края), тов. Борисову Е.Ю. (г. Москва), тов. Купчик (Браиловка Украина) и др.
СПАСИБО